14.1113.11

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Отсебятина

Зарисовки и размышления Зарисовки и размышления

Рождественские
сборники:

2011 2010 2009 2006 2005 2004 2003 2001

Масляничные
сборники:

2002 2000 1999 1997


Дурслёт


Рождественский сборник-2009

Велопоход Котлас - Сольвычегодск - Яренск - Койнас - р. Пинега

Денис Палеев

Очередной велосезон 2005 г. наступил неожиданно. Поскольку прошлым летом я по ряду причин на велосипед не садился, то квалификация заметно потерялась. Раньше, бывало, уже после Масляницы начинал всякие книженции почитывать да маршруты на картах прокладывать, а к майским праздникам приводил в порядок велосипед. А тут уж весна прошла, а я всё в раздумьях, куда ехать, а майский поход - вообще игнорировал. У велосипеда зеркало отваливается, задняя втулка помирать собирается, тормоза разболтались, а всё прохлаждаюсь. Вот она, семейная жизнь-то! Окончательно планы стали созревать недели за две до отъезда. Жёнушка-то моя от велосипедной перспективы отбрыкивается да собственные планы строит, вот и решили мы с велосипедом к ним присоединиться...

Намеченная фольклорная экспедиция на Пинегу теоретически неплохо совмещалась с сольным велопробегом. Генеральный план предполагал где-то покататься и приехать на Пинегу для дальнейшего типа свадебного путешествия и углублённого приобщения к народной культуре.

Изначально возникли грандиозные замыслы посмотреть Сыктывкар, Сольвычегодск, Яранск, проехать по Вашке, Мезени, Пинеге и т.д. На 2,5 тысячи километров намерил, и всё - за 5 дней, да по грунтам. Для окончательного утверждения планов я пришёл на консультацию к известному знатоку тех мест А.С.П., после чего от великой затеи остался только участок Котлас - Сольвычегодск - Яренск - Усогорск - Нюхча, что на Пинеге. В Инете нашлись 2 км карты 70-х гг. на эти места.

Началось путешествие с дождя, так что уже на вокзал я явился хорошо подмоченным - с ветровки капало, а из дырявых кед выливалась вода. Проводник оглядел меня и велосипед, да и решил не пускать, поскольку груз негабаритный. Пришлось бежать ябедничать начальнику состава. Он тоже впервые увидел велотуриста в воркутинском поезде, но инструкцию о провозе велосипедов припомнил и даже лично присутствовал при её воплощении в жизнь. Так вся капающая бесформенная масса из велосипеда в чехле заняла своё законное место на багажной полке. Оставшееся время до оправления тема перевозки велосипедов не давала проводникам покоя, возник спор о критериях разобранности. Нашлись умники, утверждавшие, что велик без одного колеса не является разобранным, нужно снимать оба и ещё седло, также осталось невыясненным, какие именно места должен прикрывать велосипедный чехол.

Всю ночь мои мокрые кеды пытались высохнуть, и это им почти удалось, но утром случилась беда в виде очередного ливня. Окно вагона оказалось дырявым, и многострадальные кеды утонули повторно в бурном потоке воды на полу.

На подъезде к Котласу меня стали одолевать сомнения по поводу необходимости посещения сего славного города, лучше б до Коряжмы проехал, там хоть есть на что посмотреть. Конечно, так и надо было делать, но по своему раздолбайству я только в день отъезда обнаружил отсутствие запасной камеры. Без неё по местным дорогам ехать боязно, а в Котласе наверняка есть спортивный магазин. Камера там действительно нашлась, и это, пожалуй, единственное хорошее воспоминание о Котласе.

Дальше путь лежал к переправе на Сольвычегодск, что у деревни Козмино - родины Козьмы Пруткова. Перед Коряжмой отворотка резко ушла влево к переправе и превратилась в грунтовку, дождь ливанул с новой силой. Я упаковался в плащ и терпеливо ехал, ожидая просвета на небе, чтобы стать на ночёвку. Дорога постоянно петляла, лужи становились всё шире и глубже, бедная цепь жалобно хрустела от песка. У переправы моё терпение лопнуло, и палатка всё-таки была поставлена. Конечно, она полностью промокла, и воду пришлось вычерпывать полотенцем (бедное моё полотенце, как оно только не использовалось в этом походе, но при этом всё-таки умудрялось послужить по основному назначению).

Утром выглянуло солнце и дало надежду на высыхание всего барахла. С такими радужными перспективами я перебрался на пароме в Сольвычегодск. Наверное, все старинные города на реках чем-то похожи между собой. В них обязательно присутствуют несколько церквушек, разбросанных по крутому берегу, высокая колокольня и ряды деревянных домиков... Очень приятный городок, удалённый от основных транспортных путей, он сохранил свою первобытность. Два здоровенных храма возвышаются над старыми деревьями. В первом, что у парома, сейчас музей, а второй, построенный Строгановыми, - действующий. Важной достопримечательностью города являются соляные источники. Они бьют прямо из земли и, говорят, обладают лечебными свойствами, даже санаторий тут имеется. Главный источник образует бассейн, над которым ещё в давние времена соорудили деревянную часовню, - около неё образовалось целое солёное озеро. Местные жители солью не пользуются - берут готовый рассол. Один из источников я поначалу принял за известное заведение и только после подсказки местного жителя обнаружил, что на самом деле это скважина № 13, из которой вытекает тонкая струйка целебного рассола.

Здесь, в Сольвычегодске, я распрощался с асфальтом на 190 последующих километров. По моему плану на этот перегон отводился день с небольшим, но в реальности получилось почти три. Первые 50 км всё было неплохо, если не обращать внимания на регулярные порции дождей, мелких и противных, а вот дальше начались проблемы. Перед деревней Тимасова гора федеральная трасса Сольвычегодск - Яренск неожиданно закончилась. Т.е. строители пытались привести её в соответствие с картой, строили с двух сторон, но доделать 30-километровую перемычку сил не хватило. Пересечение границ областей в России часто связано с экстримом, и в этом случае следует ловить местных жителей, которые обязательно укажут окольную тропку. Действительно, пойманный водитель «жигулёнка» указал направление, но при этом настоятельно посоветовал мне бросить эту затею, вернуться в Коряжму на основную дорогу вдоль железки и спокойно доехать куда надо.

Такого провала всей операции я, конечно, не пережил бы и немедленно направился в указанном направлении искать старую дорогу. Утрамбованный песок закончился, и началась перерытая колёсами глина. Спуск с Тимасовой горки был впечатляющим: велосипед забился глиной, но продолжал скользить вниз на заклиненных колёсах, отчего я смачно навернулся. Ноги разъезжались в мокрой глине, колёса не ехали, кеды потерялись с первых шагов, а ещё этот дождь и комары с гнусом, и москитная сетка забилась грязью, так что ничего не видно. Рядом со мной в яме оказалась зелёная «Volvo». Судя по грязи, которая почти подступила к окнам машин, поселилась тут уже давно. Живо представилось, как по осени после заморозков бедный водитель будет вырубать своё имущество ломом из засохшей глины. Всё-таки мои дела значительно лучше!

Из оврага я вылезал частями: сначала откопал кеды и пошёл осмотреться, потом велосипед вытащил и, наконец, рюкзак. Сверху открылась тоскливая перспектива дальнейших передвижений: прямо - вспаханное поле, а направо - размокшая грунтовка с деревенькой вдали. Полевая дорога вызвала сомнения, и для верности я решил сначала посетить деревню. Худшие опасения подтвердились: дальнейший путь действительно лежал через поле. Утешало только то, что через 10 км должна быть деревня Устье и дорога станет лучше. По пути выяснилось, что от дождя всё-таки есть некоторая польза: вода не даёт глине налипать на колёса, и это позволяет ехать, но стоит вылезти из лужи, как начинается капитальный залип.

Глиняная колея, сделав крюк, пересекла заваленную горами песка строящуюся дорогу, превратилась в болото и углубилась в лес. Это насторожило, но дедушка в деревне чётко сказал «ехать прямо». С километр я тащил всё на себе, дорога, была сплошь покрыта ветками, еловыми иголками и прочей деревянной гадостью, которая не давала утонуть окончательно в зелёной болотной жиже. Наконец, я нырнул в лужу по пояс, и терпение лопнуло. Из рюкзака были извлечены карта с компасом, что насторожило ещё больше: дорога шла не туда! Сложно сказать, что думал дедушка, объясняя мне путь, но в колеях даже деревца начали расти, значит, никто тут не ездил уже минимум месяц. Я решил воротиться обратно на строящуюся дорогу, хоть она вся перекопана, но направление у неё верное и пешком как-нибудь пройду. Метров 20 я действительно прошёл, но поскольку луж на дорожной насыпи не было, то колёса заклинило намертво. Тут, наверное, впервые за 7 лет своих велосипедных скитаний я серьёзно озадачился дальнейшими перспективами. Надо же так обломаться, каких-то 10 км не могу пройти, обочин нет, по лесу не пробиться, мобильник помер без связи, и что я вообще тут забыл? Даже назад вернуться нельзя, потому как на Пинегу к условленному сроку уже не успею.

Остался последний шанс - спустится к реке и пробираться берегом. По карте болот там не видно, и это давало некоторую надежу. Я опять вернулся в деревню, где с крутого берега Вычегды открывался вид на многие километры сплошного леса без всяких признаков цивилизации. И чудо произошло, рыбак на лодке подтвердил правильность моих намерений.

Ехать по песку не удавалось, но шёл вполне комфортно. Дождь затих, а ветер с реки разогнал комаров, жизнь стала налаживаться! Часа через два я поставил палатку и развёл костерок. В целях отчистки себя от глины и экономии времени был устроен заплыв прямо в одежде. Оказалось, что плавать в обуви и армейской плащ-палатке крайне неудобно, и их пришлось стирать отдельно от себя.

За ночь ветер высушил вещи, и утром я был как новенький. Пока шмотки упаковывались в рюкзак, по реке проследовала «Комета» и остановилась в километре от стоянки, я немедленно пошёл к тому месту. След от судна чётко пропечатался на песке, и от него шёл свежий след. Узкая прибрежная полоса упиралась в почти отвесный обрыв берега метров 20 высотой, к этой стенке была приставлена длиннющая доска с прибитыми ступеньками. Лестница вела к узенькой тропке, выходившей на косогор. Снова мне пришлось забираться по частям. Тропа упёрлась в огород с забором, за которым какая-то женщина копалась на грядках. Она поведала, что деревня эта почти заброшена, проезд сюда бывает только после заморозков, а хорошая дорога начинается только в Литвино, километров через 20, следующий рейс «Кометы» будет только через 2 дня. Так угроза месить дорожную грязь нависла снова.

Я перелез через несколько заборов и вышел на колею, т.е. продолжение долгожданной федеральной трассы на Яренск. Вопреки первому впечатлению и рассказам крестьянки, дорога оказалась не так ужасна. В полях её размокшая раздолбанность действительно впечатляла, но в лесу благодаря листве и еловым иголкам можно было ехать со скоростью километров 10-12 в час.

Через несколько часов мучений появилась деревня Рябово с магазином. Дорога в плане колдобин стала лучше, но глина всё равно не давала по ней ехать. Правда, рядом кое-где имелись приличные пешеходные тропки. Местные жители указали тайную объездную тропу до Литвино по которой на мотоциклах ездят на дискотеку. Петляла она страшно, но к намеченной цели вывела. Литвино показалось просто центром цивилизации: много домов, магазины, а главное - долгожданная дорога, новенькая хорошенькая грунтовка! Ехать по ней было легко и приятно, правда, через некоторое время на ней возникло неожиданное препятствие в виде полного отсутствия моста через р. Сойгу. Стоит экскаватор и прямо на дороге копает глубоченную яму, вроде как трубу для речки закладывать собирается, а по обе стороны - болото. Пришлось на четвереньках карабкаться. Экскаваторщик как это увидел, аж работу бросил, и рабочие собираться стали да вопросы всякие задавать. Лишь после форсирования этой канавы я оказался на финишной прямой к Яренску.

Дорога шла вдоль берега Вычегды, виды замечательные, рельефчик приемлемый, попадаются селения с полуразрушенными церквушками, и даже связь стала пробиваться - наверное, с Урдомы достало. Километрах в 60 от Яренска встал на ночёвку, дальнейший путь в целом теперь ясен, напрягает только непредвиденное двухдневное отставание от плана и некоторые проблемы с велосипедом. Как выяснилось, в результате ползанья по грязи исчезло крыло на переднем колесе и насос. Когда и где они потерялись, вспомнить я так и не смог, а ещё трещотка стала срываться, как бы совсем не накрылась.

Перед Яренском имеется отворотка в сторону Вашки и Очеи, судя по разведданным, она позволяет проехать на Мозындор и далее через Ёдву, Буткан на Усогорск. В Вашке имеется зона с перспективой паспортной проверки. Поворот на Вашку выглядит относительно неплохо, но уж больно долго по ней нужно ехать и ещё эта зона. В результате многочисленных опросов местных жителей выяснился более простой способ добраться до Усгорска. В 20 км за Яренском есть станция Межег, где ежедневно около 19 часов проходит пригородный поезд Котлас - Сыктывкар. Если на нём проехать до Микуни и пересесть на пригородный до Койнаса, то есть шанс наверстать упущенное время.

Город Яренск, несмотря на историческое прошлое, особых восторгов не вызвал, обычный уездный городок, особых достопримечательностей, за исключением двух поздних церквушек, нет. Славен он только асфальтовой дорогой, что идёт к станции. По ней можно доехать и в Микунь, но крутить педали ещё 100 км лениво, тем более, до поезда остаётся пара часов.

В Микунь я прибыл этим же вечером ровно через 10 минут после отхода единственного поезда до Койнаса, следующий - через сутки, но на станции подсказали, что в 7 утра ходит рабочий поезд, но только до Ёдвы.

Вечером состоялся осмотр достопримечательностей Микуни, к которым можно отнести разве что новую деревянную церквушку. Посёлок некогда был центром лесопереработки, с тех времён в нём сохранились целые улицы кирпичных коттеджей, куда во времена развитого социализма селили простых советских колхозников. С тех пор лес в округе изрядно извели, а посадить новый энтузиазма не хватило, так что перспективы тут печальные.

Возможность провести в Микуни сутки не радовала, и рано утром я уже сидел в рабочем поезде, который состоял из единственного вагона и платформы, где замечательно разместился велосипед. Каких-то 100 км поезд ехал 5 часов, останавливаясь у каждого столба, и в Ёдву мы доехали только к обеду. Как выяснилось, в недавнем прошлом в этих местах располагались многочисленные зоны, потом их вывели, работать, естественно, стало некому, и лесозаготовки загнулись. Оставшиеся обитатели этих мест и поселенцы перебрались в Ёдву и организовали что-то типа колхоза. Уже с первых шагов стало ясно, что я попал в заповедник социализма. Просто поразило количество новеньких транспарантов с призывами к качественному труду и завершению очередного квартала с перевыполнением планов. Правда, цены в магазине оказались совсем не социалистическими...

Между Ёдвой и Усогорском около 100 км весьма гаденькой дороги, но машины там иногда проезжают, по ночам коммерсанты товары возят. Решаю не ждать поезда на Койнас и ехать своим ходом, если что и случится, то кто-нибудь подберёт (поведение трещотки всё больше настораживало).

На выезде из посёлка я зацепился языком с одним из работников склада лесоматериалов. Он оказался классным мужиком, рассказал кучу интересного о жизни посёлка и предложил тормознуть попутку (просто так тут не останавливаются - боятся). За чашкой чая в компании рабочих-поселенцев я провёл несколько часов. Общение с подобным контингентом на севере происходит регулярно, и всегда удивляешься, как эти весьма приятные люди умудрились получить срок и оказаться в этих местах (любимая статья тут - воровство).

Наконец транспорт был подан. Им оказался трактор «Беларусь», велосипед занял место в прицепе вместе с дровами, а я залез в кабину. Надо сказать, что велосипед даже без амортизаторов едет по ухабам значительно мягче этого чуда белорусской промышленности. Через 80 км я уже не знал, на какой части задницы лучше сидеть, кроме того, рюкзак в прицепе умудрился доползти до бочки с соляркой и изрядно испачкаться. Ещё вызывает удивление особая любовь местных жителей к творчеству Михаила Круга, его песни доносятся отовсюду. За время поездки на тракторе кассета была прокручена раза три.

Вообще для велосипеда дорога на Буткан действительно хренова. Первая половина выложена бетонными плитами - трясёт сильно, но терпимо, но после моста через р. Б. Лаптюга начинается сплошной песок, и тут уже забуксуешь по полной программе. От Буткана до Усогорска чуть более 20 км по укатанной грунтовке, только последний участок у неё плохой, но в лесу слева есть параллельная лесная дорожка.

В Усогорске наступает ощущение полного счастья, здесь можно расцеловать замечательную асфальтовую дорогу и посетить многочисленные магазины. Вот он, прямой путь на Пинегу! По гладкому асфальту спокойно можно ехать км 25 в час, машины почти отсутствуют. Через некоторое время проезжаешь бывший посёлок болгарских лесозаготовителей - Благоево. Именно благодаря их стараниям в этой глуши возникла сеть асфальтовых дорог. Теперь посёлок медленно хиреет, и добротные пятиэтажные дома стоят заброшенными.

На мосту через Вашку встречаю группу дорожных рабочих. Они сразу начинают удивляться странной тяге москвичей к экстриму, но дорогу описывают подробно. Оказывается, что в Москве очень характерный говор и он всегда нас выдаёт. Сами местные жители между собой говорят на коми, но, как только дело касается технических вопросов, сразу переходят на русский.

Через несколько километров после моста на развилке нужно свернуть налево. Аборигены рассказывают, что тут легко заплутать. Асфальтовые отворотки могут уходить на десятки километров в глубь леса и заканчиваться тупиком. После поворота качество дороги остаётся замечательным, но появляется новая проблема - лесовозы. Эти машины с прицепом носятся прямо по центру дороги, верхушки древесных стволов торчат по сторонам и скребут по обочинам, подымая кучу пыли. Завидев это разлапистое чудище, следует немедленно замаскироваться в ближайших кустах, а то зашибёт и не заметит. Заблудиться тут уже нельзя, главное - всё время ехать прямо. Сворачивать, правда, особенно некуда, дальше есть только один асфальтовый перекрёсток, но там стоит указатель на Нюхчу.

У речки встречаю машину с геологами, которые тоже едут на Пинегу и проверяют качество воды. Оказалось, что все речки тут вполне питьевые (я, правда, об этом догадывался, поскольку до сих пор неплохо себя чувствовал). Солнце уже начинает клониться к вечеру, и я налегаю на педали, ведь до цели остаются пустяки.

Километров за 30 до Нюхчи асфальт закончился, и пошли плиты, потом закончились и они, и начались великие пески. Прочувствовать их в полной мере мне не пришлось, поскольку догнала машина с геологами, и последние 20 км я проехал с комфортом. От Нюхчи путешествие по Пинеге в сторону Карпогор носило чисто прогулочный характер. Встретившись с женой и прочими любителями фольклора из «Терема», мы по нескольку дней оседали в каждой крупной деревне и в основном ходили по окрестностям пешком. Велосипед служил только для переезда от одного куста деревень к другой, которые обычно находятся на расстоянии 50-60 км.

Дорога вдоль правого берега Пинеги не слишком хорошая: песчано-гравийная отсыпка сильно раздолбана гусеничной техникой, трясёт и заносит изрядно. Правда, периодически её выравнивают, и тогда наступает благодать, мне такой участок достался только под Кевролой.

Достопримечательности этих мест хорошо описаны в «жёлтой серии», поэтому повторяться не имеет смысла. Главная достопримечательность тут - старинные деревни с домиками и амбарчиками «на курьих ножках». Это добро встречается в каждой деревне.

Недалеко от Городецка имеется чудское городище Поганец. Километра 3-4 по песчаной дороге, потом поворот налево к деревенской свалке и по дороге ещё около километра вниз к р. Поганец. Слева будут вырубки, заросшие березками, справа - холм с городищем, от которого осталась разве что ровная площадка, заросшая соснами, и канава - бывший городской ров.

Основная дорога из Городецка идёт через д. Остров правым берегом Пинеги, но в Острове имеется паром, на котором можно перебраться в Суру - родину Иоанна Кронштадского, осмотреть тамошние каменные соборы и небольшой действующий монастырёк. Из Суры можно посетить куст деревень Холм, Гора, Слуда и пр. Количество амбаров на ножках там особо велико. По пути можно заехать на святой источник Николы. Ехать надо через Филимоново. Метров через 200 после д. Пахурово искать грунтовку направо. Пройдя через поле, она уйдёт в лес с часовней, а потом доберётся до святого источника. Место красивое, но комары совсем не святые.

Следующее крупное село - Веркола. Попасть туда можно по основной дороге через Остров или левым берегом проехать до парома в Лавеле и там выбраться на основную трассу.

Главные достопримечательности Верколы - музей писателя Ф.Абрамова и Веркольский монастырь, что на другом берегу Пинеги. Перевозят через реку на лодке и только во время службы, в иное время туда можно попасть лишь по предварительной договорённости. Особо желающие могут перейти Пинегу вброд (я так и сделал). Левее перевоза есть песчаная коса, дно там нормальное, и, если обходить ямы то будет чуть выше колена, только в конце небольшой участок глубиной около 1,2-1,5 м. В монастыре, помимо основных построек, интерес представляют две деревянные церкви: одна - рядом, на берегу Пинеги, другая - километрах в двух.

В Шардомени можно посмотреть школьный краеведческий музей (здание начальной школы), чудское городище (высокий берег Пинеги на территории лесопункта) и обязательно переправиться на другой берег до погоста Едома (впечатляющие деревянная церковь и колокольня и соответствующий вид на окрестности).

Последний этап перед отъездом домой - д. Кеврола, известная ещё с 1137 г. Наряду со стандартным набором деревянных достопримечательностей, здесь начинается настоящий асфальт!



о символике флага...