19.1121.11

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Отсебятина

Зарисовки и размышления Зарисовки и размышления

Рождественские
сборники:

2011 2010 2009 2006 2005 2004 2003 2001

Масляничные
сборники:

2002 2000 1999 1997


Дурслёт


Рождественский сборник-2009

История про экологию

Вася Недогреев

Как-то раз в самолёте один менеджер разговорился. Рейс был долгий, компания нормальная, а разговориться было с чего. Немного выпили за выполненное задание перед рейсом. И настроение у них радужное, и все проблемы уже не проблемы, а есть только ровное гудение турбин за бортом, приветливые стюардессы и коллеги по работе.

Через иллюминаторы мелькнули трубы заводской окраины города. Проводив глазами шлейф дымов из труб, менеджер жизнерадостно улыбнулся и сказал:

- Господи, как же хорошо, что я больше не отвечаю за экологию!

- А что, вы и за экологию отвечали?

- Да было дело. Людей не хватало, а по образованию я химик, вот и подвесили на меня еще и природоохранные проблемы. Господи, как же хорошо, что я больше не ответственен за платежи за природопользование, за сокращение количества выбросов!

- А что, тяжело? - чтоб поддержать разговор, спросил молодой менеджер.

- Да не то чтобы совсем тяжело, а ментальность там другая. С одной стороны, все мы хотим, чтобы Земля была чистой и зелёной, чтобы текли чистые ручьи и реки, чтобы был чистый воздух, чтобы росла зелёная трава, чтобы стояли зеленые леса. А, с другой стороны... Ну, во-первых, человек, отвечающий на предприятии за экологию, - у него враньё уже в подсознании. Во-вторых, - хоть экологическая служба на предприятии всегда на отшибе, более политизированной службы не найти. Ну и, наконец, самое главное: задача-то - заплатить поменьше, а сказать - покрасивее.

- А долго Вы за экологию отвечали?

- Года четыре. И не то чтобы отвечал, курировал. Отвечают-то те самые люди на заводах. А потом пришел профессиональный эколог, и я ему с превеликой радостью все дела передал.

- А не жалко было передавать?

- Да нет, не жалко. Наоборот радостно. Да и к тому же у меня это было не основное занятие. Так, довесок, который занимал пятую часть рабочего времени и половину расходуемых нервов. Хотя, что там говорить, немного ностальгических чувств было. Всё же были и интересные моменты. Вот, например, как мы первую экологическую Программ у писали.


Дело было так. Надо было срочно написать красивую Программу. Сроку нам дали день. День на то, чтобы создать, разработать экологическую Программу компании. Потому что утром эта Программа должна была лечь на подпись генеральному директору, а после этого уехать в Госкомприроды и уйти в отдел по связям с общественностью и государственными органами. Чтобы те могли во всеуслышание заявить, как мы боремся за экологию и светлое будущее нашей страны и планеты. Чтобы корреспонденты ведущих изданий брали интервью в отделе по связям с общественностью, а потом писали, как надо бороться за экологию страны.

Вроде бы оно и хорошо. Да и старались мы искренне. Каких мы только пунктов туда не вставили! И про перекрёстный контроль, и про экологическое обучение, и про мониторинг.

Расходились во втором часу ночи. Вот она, готовенькая Программа. А сколько в ней полезного и хорошего! Руководитель, глядя на эту Программу и зевая во весь рот, сказал: «Эх, не так спать бы хотелось - прослезился б!»


Ну ладно, скинули мы эту напасть хотя бы на время, так ведь через неделю - новая. И вот ведь какая беда - халява прикатила. Обычно ведь в экологии самое досадное - что деньги надо платить. Деньги, которые никогда не окупятся, которые платить жалко. Потому что это выброшенные деньги. Деньги на установку очистных сооружений тоже никуда использовать нельзя, и это жалко. Жалко обычно бывает расставаться с этими деньгами! А тут халява!

- А в чём эта халява состояла? - спросил молодой менеджер, которого начало разбирать любопытство.

- Ну, в двух словах не скажешь. Но если кратко, то изобрели японцы установку по сжижению углекислого газа. И предложил и ее Большому Руководителю, претендующему на имидж прогрессивного борца за развитие промышленности. Забесплатно! Только чтоб внедрили её, эту установку, да временами рассказывали, как установка работает.

Зачем это надо японцам? Да жить им хочется! А места для житья у них мало. А если лёд в Арктике растает, то уровень воды повысится. Понятное дело, затопит не одних японцев, да вот японцам это обиднее всего - им придется исчезать первыми. Или массово мигрировать. Вот они и готовы деньги платить, лишь бы глобальное потепление не наступало. Выбросы углекислого газа в атмосферу этому точно способствуют. Растут выбросы, растёт содержание углекислого газа в атмосфере, разрушается озоновый слой - вроде как защищающий нас от ультрафиолета, больше поток излучений на нашу Землю, вот льды и тают. Льды в Арктике тают - площадь островов, на которых живут японцы, сокращается.

Так вот, о халяве. Улавливаешь выбросы, сжижаешь, охлаждаешь ещё глубже - получается сухой лед. Другое дело, что его все равно не спрячешь - он нагреется и превратится в углекислый газ, который продолжит разрушать озоновый слой. Но вроде как в 2 раза меньше будет выбросов. Вроде как хорошо.

Но нашему руководству такую установку предложили бесплатно! Единственное условие - сообщать японской организации, как эта установка работает и как используется сухой лед, который эта установка производит. Руководство (халява же! Плюс международный рейтинг защитников экологии!) распорядилось за неделю применение этой установке найти. И поставить её на заводе в маленьком сибирском городке.

Сели, считаем. А ведь до хрена получается. Сухого льда то есть. А вот куда его девать? Первое, что приходит в голову - мороженое. Но вот беда, для продавщиц мороженого сухого льда много не надо. К тому же продавщицы на сундучках с мороженым - уже редкость. Сейчас всё больше киоски со стационарными холодильниками.

Ну, с натяжкой можно перевести холодильники с фруктами на сухой лед. Но все равно много сухого льда. Учли мясокомбинаты. Учли покойников в моргах. - Много, много выходит сухого льда. Не хватает покойников для такого количества сухого льда. Не нужна та установка! Но ведь есть указание.

Помогла «спихотехника» (есть такой прием, что там греха таить). Вспомнил я, что, хотя предприятие выбрасывает углекислый газ, соседняя ТЭЦ выбрасывает в 10 раз больше углекислого газа! А ТЭЦ - подведомственная. И - счастье бюрократа - выбросами ТЭЦ градообразующего предприятия занимается город. Ура!

Удалось перевести стрелки. Халяву предложили руководству города. Вот так и не знаю, чем все закончилось. До того рад был, что сплавить удалось, что из суеверных чувств не интересовался. Да, впрочем, известно чем. Неужели непонятно?

Ну, ладно. Отбились, перекрестились, выдохнули. Отметили...


И тут... тут хозяин купил горно-обогатительный комбинат. Со всеми его проблемами. Хотел он получать прибыль. А бедному менеджеру досталось, ... эх! Эх... А досталось ему.... Да, ему досталось...

Но давайте по порядку. Горно-обогатительный комбинат может добывать полезное ископаемое. Этого полезного ископаемого на земле мало. И оно дорогое. Но вот ведь беда - этого ископаемого и сейчас немного. Надо перелопатить горы породы, чтобы получить хотя бы 40%-ный концентрат. Этот концентрат уже можно продавать.

А сейчас компании достались сотни гектаров нераспаханной земли, с которой надо было снимать плодородный слой, потом просто слой, а потом черпать слой породы и обогащать её и извлекать концентрат полезного ископаемого. А пустую отработанную породу в виде жидкой кашеобразной массы сливали в шламохранилища - в пруды.

Прудов было много. И во всех в них предельно допустимая концентрация по тому самому полезному ископаемому была превышена раз в сто. Так что менеджеру, кроме выбросов (к которым он уже привык) и избыточной запылённости на рабочих местах, достались еще и пруды - с рыбой. И общение с Минводхозом.

Хозяину прибыли не досталось. А менеджер встал перед реальностью, что нужны деньги на очистные сооружения. Менеджер заскучал. Он понял, что ему придется доказывать, что концентрация элемента в прудах - это не от действий человека, а естественных факт. Потому что полезное ископаемое рассеяно повсюду в этих местах, вот вода и обогащается. И становится непригодной для питья и для жизни рыб.

Экологи, которые представляли государство, его резонно спросили: «Что, хочешь, чтобы мы сравнили концентрацию элемента в прудах после ваших очистных сооружений и в пруду в 50 км от рудника?». Менеджер призадумался. Что-то надо было делать. Но что?

Что делать, что делать? Попробовать, что ли, выбить деньги на измерение концентрации элемента в костях и мясе рыб? Ведь на это денег нет ни у предприятия, но и у местных экологов, тем более, нет. А что, если...? Месяцев восемь пройдет, даже если хозяин и даст на эту белиберду деньги. А если не даст, тем лучше. Можно будет сказать, что делал всё возможное. А вот если этими деньгами, которые все равно не дадут, поманить экологов того района? О-о, это уже интересно. Думай, думай, менеджер должен быть креативным. Сказать им, что выделяют деньги на привлечение независимой экспертной организации для определения концентрации элемента в костях и мясе рыбы из разных прудов. Так, так, если всё это разыграть, так ведь полгода еще точно не выгонят. Хорошо, хорошо. Молодец, хорошо думаешь. После этого спросить у тех самых экологов совета, а какую бы независимую лабораторию или организацию привлечь в качестве экспертной.

Хорошо. Дальше возможны два сценария. По одному сценарию (маловероятному) они клюнут (почитая меня совсем за лоха). И посоветуют какую-нибудь местную лабораторию. Так, так... Никаких методик стандартизованных по измерению элемента в костях и мясе рыбы нет, всё равно эти данные будут неофициальные - в суд с ними не пойдёшь. Хорошо. И потом денег-то все равно не дадут. А за это время можно будет что-нибудь ещё придумать.

По другому, более вероятному сценарию, они меня идиотом назовут. Вот и хорошо! Это нам на руку! И скажут, что деньги нужны на контрольные промеры концентрации элемента в прудах (раз уж вы отказываетесь платить). Так, так. А мы и согласимся. И скажем, что, конечно. Что обязательно будем просить деньги на проведение контрольных промеров. Тут опять возникает вопрос о независимой лаборатории. Стоп, стоп.... Нет, этот сценарий мне не нравится. Этак лучше увольняться ответственному за экологию уже сейчас. Что делать, что делать?

Так, минуточку. А, в сущности, кто сказал, что там должны быть пруды? А, может, это и не пруды вовсе? Ну-ка, ну-ка, уже правильно думаешь, давай, давай... Ну правильно же. Ведь если это пруды-отстойники, значит там вода не питьевого качества. А тогда откуда претензии? Господа?

Значит, значит, надо правильно переписать документацию. Что есть пруды-отстойники и шламохранилища. Фу.... Вот на это деньги дадут.- Дадут!!!


Пошёл менеджер по кабинетам просить денег на разработку разрешительной документации на пруды-отстойники. А попутно попросил денег на проведение экологического семинара.

- Ну и как, дали?- спросил молодой менеджер.

- Поругали его. По привычке пообещали уволить. Но денежек дали. И на документацию, и на семинар. Семинар решили проводить с размахом. Пригласили всех, кого можно. Всем приезжим оплатили дорогу и гостиницу. Пригласили многих региональных экологов. Для ответственных лиц приобрели скромные сувениры. Пригласили корреспондентов ведущих СМИ. То есть через службу по связям с общественностью пригласили наиболее прогрессивно мыслящих корреспондентов. При этом не забыли напомнить телевидению, что проводится очень важное экологическое мероприятие. Пригласили Ведущих Учёных. Не забыли просто учёных. В качестве развлекательной программы семинара нашли бедолагу-учёного, который действительно занимался измерением элементов в крови, костях, тканях животных и птиц, обитающих неподалеку от крупных промышленных центров с тяжелой экологической обстановкой. И, понятное дело, он был немного не в себе.

Но давайте по порядку. Сперва было приветственное слово. Телевидение, президиум, в котором заседали Ведущие Учёные в области экологии и ответственные чиновники ведомства, отвечающие за экологию в масштабах всей страны. Хорошо! Потом телевизионщики забрали свои камеры, осветители и уехали, а у нас начался обед. Обед был заказан скромный, с неплохим, вызывающим доверие своим названием французским вином. Под конец обеда прозвучало несколько негромких тостов. В частности, весьма ответственным лицом были произнесены теплые слова об экологической Программе как о наиболее продуманном и действенном документе. Эти слова не пролетели мимо журналистов, скромно сидевших за столом неподалёку от Ведущих Учёных в области экологии.

После обеда дали слово заводским экологам - тем самым... ну, тоже бедолагам, только относительно оплачиваемым. Часа два послушали. После хорошего вина даже такое воспринимается относительно благожелательно. Председатель семинара, разомлев от скромного обеда, стал допускать шуточки. Зал благожелательно на них отзывался. Ну, потом выпустили и бедолагу-учёного. И он начал рассказывать про содержание разных элементов в крови зайцев, демонстрировать плакаты с методиками измерения концентрации элементов в костях крыс... «Эх, только б про рыб ничего не начал, - подумал про себя менеджер. - Ведь так всё хорошо складывается». Складывалось действительно всё хорошо. Про рыб у бедолаги-учёного методик не было. То ли он их ещё не наработал, то ли это не было его специализацией. Он вдохновенно рассказывал про корреляционные зависимости между концентрацией элемента в воздухе, в траве и в моче зайцев и сусликов. И под конец предложил провести изучение взаимосвязи концентрации элементов в выбросах предприятий и концентрацией этих же элементов в молоке коров. Ему зааплодировали. «Мели, Емеля, - подумал менеджер, не переставая хлопать. - Всё равно у тебя никаких корреляций не получится. Потому что не получишь ты реальные данные у мужиков, которые выступали перед тобой. Не, не на таких напал... там народ проверенный и вышколенный. Иных не держим».

Между тем бедолага-учёный предложил продолжить корреляции и дальше и выйти на концентрацию элементов в крови детей в детских садах, которые пьют молоко коров, которые пасутся на лугах недалеко от предприятий. «Э... а вот здесь тебя понесло уже не туда, куда надо», - подумал менеджер и знаками стал показывать Председателю, что бедолага-ученый выбивается из регламента семинара. Председатель деликатно прокашлялся, извинился и попросил бедолагу придерживаться регламента. Тот стал быстро листать свои слайды. Опять замелькали концентрации элементов воздухе, в крови, зайцы, суслики, крысы, коровы. И уже никто не мог понять, что следующее он собирается закоррелировать. Он закончил свой выступление со словами благодарности. Председатель не остался в долгу и поблагодарил ученого за очень интересный доклад, имеющий большую практическую значимость.

Пора было переходить к ужину, то есть банкету. Недаром на ужин менеджер заложил приличную сумму. Быстро перешли к тостам за взаимодействие науки и производства, учёных и промышленников, экологов и правительства. Бедолага-учёный быстро захмелел. Он начал ходить от стола к столу и что-то рассказывать про отлов зайцев. Как это непросто - поймать зайца, а потом установить, в каком месте он питался. Для хорошей выборки надо поймать много зайцев. Но их там просто столько не живёт. Вот и приходится проводить корреляции зачастую по одной точке, то есть по одному пойманному и принесенному в жертву науке зайцу. Да и того ведь поймать непросто. А вот что бывает, если ни одного зайца поймать не удается... Ну а зависимость-то нужна. «Э-э, ... парень, да у тебя свои секреты...», - подумал менеджер, проходя мимо столиков. Он, в отличие от бедолаги-ученого, пить на службе умел и только успевал подливать то одному члену президиума семинара, то другому.

За соседним столом заводские экологи затянули песни. Им подтянули некоторые ученые. Бедолага-учёный начал раздаривать направо и налево копии своих статей. Его благодарили, кое-кто хлопал его по плечу. «Ужин удался», - подумал менеджер.


И начал собираться в командировку по заводам. Менеджер понимал, что рано или поздно кто-нибудь про красивую Программу вспомнит. И... задаст вопрос. И неспокойно было у менеджера на душе. Уж больно красивая Программа, а писалась в середине года. Когда все деньги этого года уже потрачены.

Неспокойно было на душе у менеджера, и правильно. Только на деле всё оказалось ещё куда хуже. Попала ли Программа на заводы? Да попала, конечно! Главные инженеры заводов компании пожали плечами и отписали Программу своим заместителям по экологии. Заместители главных инженеров по экологии пожали плачами и спросили, а по каким статьям все это будет выполняться? На какие деньги? Какие деньги?!! - Ты видишь, чья подпись здесь стоит? - так и выполняй, и не задавай дурацких вопросов!

Программа была благоговейно помещена под стекло.

«Да-а..., - думал менеджер. - Хорошо еще, что журналюги не успели все это в газеты тиснуть. Иначе мне вообще хана. Даже нельзя сказать, насколько плохо».


Чуда не произошло? Или произошло? В нашей жизни и не разберешь, - вздохнул менеджер.- Но копия этой Программы попала не только на заводы. Она попала еще и в прессу. А также в Госкомприроды. В Госпомприроды как раз проводили конкурс среди предприятий, лучше всех заботящихся о природоохранной деятельности. Но именно в этом году премию решили сделать персонифицированной и дать ее не предприятию, а людям. Кто больше других заботится об охране природы не предприятиях.

Акцию решено было освещать в прессе. Ах, как здорово выделялась Программа среди других Программ! Всё-таки с полетом фантазии её составляли. Всё-таки творческий порыв у составлявших Программу в тот вечер был. Не зря фантазировали до двух часов ночи.

Ушлая пресса решила уточнить, а правда ли всё то, что написано в Программе?

Дотошная журналистка с очень милым голосом сумела разыскать одного из участников написания этой Программы.

Но дело было уже в пол-седьмого вечера. И участвовавший в написании Программы недавно вернувшийся из командировки менеджер как раз успел тяпнуть три рюмки. Поскольку в комнате неподалёку затеяли отмечать день рождения. От трех рюмок он пришёл в совершенно приподнятое и блаженное состояние. А на все вопросы отвечал просто восторженно. И когда его журналистка с очень милым голосом спросила, а правда ли, что на предприятиях компании проводится постоянный экологический мониторинг, он ответил, что правда. Постоянный. Проводится.

А когда его спросили, правда ли, что вкладываются деньги в природоохранные мероприятия он отвечал, что правда. И очень большие. Вот, например, совсем недавно вложили.

«Простите, а во что вложили? - поинтересовалась журналистка. - Как во что? В природоохранные мероприятия. Построили новые очистные сооружения (сократили выбросы фтора) - в соответствии с Программой!

А когда его спросили, правда ли, что будет проводиться обучение персонала, отвечающего за экологию на заводах, он ответил, что правда. Уже проводится. И уже утверждён список приглашенных преподавателей. Лекторов выписали из Академии наук.

Три рюмки играли в крови участвовавшего в написании Программы. И он радостно добавил, что в следующем году мы будем ещё больше внимания уделять экологии. Корреспондентка поблагодарила, сообщила, что работала по заданию зелёной газеты, подводящей итоги конкурса. И что на звание «Зелёный Человек Года» будет номинирован и человек, подпись которого стоит под Программой. Участвовавший в написании Программы радостно ответил, что это будет очень верное решение. И пошел допивать, поскольку Душа требовала продолжения, а через комнату продолжался этот самый праздник души.

Итог - олигарха провозгласили Зелёным человеком года. Был ли он рад? Кто ж знает... Может, и был. Даже любопытно, был ли?


Потом были недели обычной офисной суеты, обычные, ничего не значащие звонки, составление каких-то сводок...В промежутках менеджер пытался добыть хоть немного денег на Программу. А ещё через неделю пришла пора поучиться. Ведь в начале года при составлении плана личного повышения квалификации менеджер записался на обучение «рискам при выполнении проектов». Почему именно туда? И Вы еще спрашиваете.

Семинар начался. «Риск есть всегда», - убеждал лектор. «Это надо взять на вооружение», - подумал менеджер. «Просто надо как следует этот риск оценить, - продолжал лектор. - Событие или наступит, или не наступит - все очень просто!»

«Да, логика у тебя, парень, железная, - подумал менеджер. - Интересно, кем ты раньше работал, пока не присоседился на эту хлебную должность?»

«Как же мы будем оценивать вероятность наступления неблагоприятного события? - стал нагнетать атмосферу лектор. - Правильно! Мы можем нанять экспертов. Пригласить для участия в экспертизе высококвалифицированных специалистов».

Тут одна участница семинара с места задала вопрос: «А как мы узнаем, что найдем этих квалифицированных специалистов?»

- Ну-у, в наш век информационных технологий как-то несерьёзно задавать такой вопрос.

- А вдруг мы ошибемся, - настаивала девушка.

- Я вам с самого начала говорил, что риск есть всегда - лукаво ответил менеджер.

- А вдруг этот эксперт даст неверное заключение, - настаивала девушка.

- Ну-у, ... даст. Это значит, вы будете реализовывать неоптимальное решение.

- А если это решение окажется самым плохим?

- Так я же вам и горю, риск есть всегда! И самое главное, не бойтесь рисковать! - продолжал лектор. - Риск есть всегда. Ну подумаешь, ну не выполнили проект. Так ведь не все проекты выполняются. На то и риск».

«А вот это точно надо взять на вооружение, - подумал менеджер. - Этого здорового пофигизма нам как раз и не хватает. Особенно при общении с начальством. Не зря прошел семинар. А вот любопытно просто по жизни - а у тебя-то, дорогой лектор, твой, к примеру, последний проект удачно закончился? Перед тем как ты пошел учить всех риску»?


Беда среди офисной суеты подкрадывается незаметно. Спустя две недели вдруг оказалось, что в Программу забыли вставить пунктик про борьбу с вредным органическим соединением. Ну не то чтобы забыли. В сущности, никто и не собирался его вставлять.

Да вот пошла волна. Пришли сведения, что в Америке все измеряют выбросы вредного органического вещества, потому что оно очень токсичное.

Черт побери, ну как же так совпало, что перед заключением крупного контракта в составе иностранной делегации на один из заводов приехал один вредный эксперт, который поинтересовался, а как дела с выбросами вредного органического вещества. Эксперту популярно объяснили, что выбросы вредного вещества в пределах международных норм, и даже показали данные измерений. И на всякий случай напоили. Потом загрузили в самолет. Надо полагать, что, очнувшись, он всё же был доволен, что благополучно покидает эту гостеприимную страну.

На беду менеджера, к Большому Боссу прорвалась толпа Умных Учёных, которым хотелось сделать что-то хорошее. Большой Босс распорядился пустить Умных Учёных на заводы. Приехал менеджер из командировки - а через неделю звонок от Умного Учёного. Говорит, что результаты очень интересные.

Встретились. Умный Учёный восторженно сказал:

- Вы знаете, что мы намерили? Ведь выбросы вредных веществ рядом с агрегатами в 10 раз больше допустимых!

Менеджеру стало дурно.

- В 10 раз? - переспросил он.

- Да, в 10! А заводские экологи измеряют все неправильно!

- Неправильно? - переспросил менеджер, ощущая, что почва у него уходит из-под ног.

- Да, совсем неправильно! Но Вы не волнуйтесь, мои ребята уже подумали. И за счёт изменения композиции и улучшенной технологии смешивания выбросы этого вещества можно реально снизить в 4 раза!

Менеджер кивнул. Переспросил: «В четыре раза?»- А в голове его молоточком стучал лишь один вопрос: «Что делать? Что делать-то?

Ведь Умному Учёному что? Он лавры получит и деньги. Ну, в крайнем случае, ни хрена не получит: ни денег, ни лаврового венка.

А когда я отрапортую начальству, что за счёт внедрения новой технологии, на которую потрачены немаленькие деньги, выбросы вредного вещества увеличатся в 2,5 раза и превысят допустимые в 2 раза? Да меня...

Нет, тут надо хотя бы время потянуть».

Выпроваживая Умного Учёного, менеджер подумал ему вслед: «Ах, какой же ты дурак. Любопытно, все Умные Учёные такие дураки?»


В выходные менеджер зашел к приятелю. Поговорить. Посоветоваться.

- Слушай, у меня проблема. Почти нерешаемая. Давай по пиву, и мозговой штурм устроим.

- Давай, - согласился приятель. Только ты пива побольше купи.


С удовольствием потягивая пивко, приятель задумчиво бормотал: «Да, далеко дело дошло. Слишком многие услышали. Тут простое решение не подойдет. Тут что-то диалектическое надо. Кстати, а в реальности-то как с этим веществом дело обстоит?»

- Да про реальность лучше и не думать. Только вот разве что в Политике по Экологии ничего про выбросы этого вредного вещества не сказано. Хорошо. Хорошо, но мало. Раз в Политике по Экологии ничего не сказано, то и проверять аудиторам эти выбросы не надо. В любом случае время какое-то выиграется. Этот аудит, бог даст, и переживём. А вот дальше?

А дальше можно подвергнуть сомнению выводы о реальной вредности этого вещества. Там же 4 или 5 модификаций. А данные есть только по одной. Вроде как вторая уже не такая вредная. А что там эти козлы намерили, именно эту модификацию или все вместе?

Он решительно отпил сразу полкружки пива. Немного отпустило. Прав приятель, хотя бы первое время выкрутиться можно. А там... нормально всё будет...

Думай, думай... А, может, у нас вовсе и не то вещество выделяется?

- Нет, плохо!

- А, может, у нас выделяется маловредная модификация этого вещества?

- Нет, не то.

- Да и где его искать-то? Правильно ли мы его ищем?

- Так, так... тем более что именно от этих Умных Учёных так просто не отделаешься. Пусть-ка поищут это вещество в моче коров, в костях зайцев.

- Так! А вот это уже креатив!

- Ну даже если найдут что-то через год, беда невелика. Все равно ничего не докажешь сразу. Методик нет. Вот пускай их и разрабатывают.

Фу-у... Менеджер потянулся к пиву, уже почти полностью расслабленный.


Утром после пива голова болела несильно. Внимательно читая программу по подготовке к аудиту экологического менеджмента предприятия, менеджер всё больше успокаивался. Не всё так плохо. Просто надо еще раз съездить на завод и проконтролировать, чтобы лишку не говорили. И все будет ОК. В первый день - торжественную встречу. Потом - баню им заказать, этим аудиторам. А на третий день поездку на великую русскую реку, а заодно и рыбалку. И чтобы было, кому приготовить выловленную аудиторами рыбу, а под рыбу тоже чтоб все было. Нет, рыбалку лучше на второй день, а на третий баню. А на четвертый им и улетать уже надо. Предупредить вот надо не забыть, чтоб все аудиторы были аккуратно загружены в самолет.

И вот ещё с Умными надо поосторожней. Аккуратненько этак надо их озадачивать новыми задачами.


Умный Учёный, горящий энтузиазмом менять композицию и гранулометрический состав, позвонил вечером этого же дня.

- Да погоди ты, - отозвался менеджер. - И без тебя хлопот полно, а тут ещё и аудиты. Давай после аудита.

- Давай, - очень неохотно согласился Умный Учёный. - Так мои ребята начинают работу?

- Да погоди ты со своей работой, понимаешь, тут много новых вводных появилось.

- Каких вводных? - насторожился Умный Учёный.

- Ну сказал же тебе, погоди! У меня сертификация по ИСО на носу! Да и не вы одни можете и измерять и предложения интересные делать.

- Так слу-ушай! Что же, работы прекращаются?

- Да кто тебе это сказал? Просто объяснили ж тебе, что сертификация на носу. А вот после...

А, кстати, есть тут одна очень актуальная тема. Ты к зайцам как относишься?

- Не понял!

И не поймешь... Беда с вами, с Умными Учёными. Ну вот, гляди. Ведь кругом жизнь. Зайцы, кролики бегают вокруг завода и по окрестностям вообще. Коровы пасутся. Жизнь! - не то что в наших цехах. Кое-что, конечно, из наших труб вылетает. А вот как летит и докуда долетает - никто не знает.

- Ты бы не мог своих парней попросить концентрацию примесей в траве и моче зайцев...

- Да они по другой части...

- А будут по этой. Ведь это же очень актуально!

- Правда?

- Конечно, правда! А если ты кого из молодых и проворных научишь зайцев ловить, так вообще интересно будет. Я же тебя потом на Конгресс за границу пошлю.

- Да я и так езжу.

- Правильно, ездишь. А о молодых, которые будут зайцев ловить, ты не думаешь? Пускай один у тебя зайцев ловит, другой пишет кандидатскую по определению примесей в крови зайцев, третий - по определению примесей в костях зайцев, в моче зайцев, четвёртый...

- Постой, постой, не надо четвертого.

- Как не надо? Нужен будет и пятый, и шестой. У нас ведь там и суслики, и лисы, коровы пасутся... А на подряд возьмёте Бедолагу.

- Какого бедолагу?

- Познакомитесь. Он немного не в себе. Однако не бойся, кусаться не будет. Зато научит, как зайцев отлавливать в степи вокруг заводов. А сумасшествие, оно, говорят, не передаётся. Ну или передаётся, но не сразу, и не на всех. Да и что такое сумасшествие по нашей жизни? Да и чем оно отличается от повседневной офисной жизни. Так что всё образуется.


В общем, выкрутился менеджер и в этот раз. А дальше, дальше всё получилось, как предсказывал лектор, обучающий учету рисков при выполнении проекта. И что надо думать глобально, чтобы Земля была чистой и зелёной, чтобы текли чистые ручьи и реки, чтобы был чистый воздух, чтобы росла зелёная трава, чтобы стояли зелёные леса... Что, разве кто-нибудь против?

И так день за днём...



о символике флага...