27.0430.04

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Сказка для рассказывания ночью,

или путешествие к сердцу среднерусской Трансильвании

Будучи человеком, не лишённым исследовательской жилки и любознательным по натуре, я не в малой степени испытал волнение неизведанного и загадочного, поджидающего нас на готовящемся пути. А путь нашего весеннего похода пролегал через один из самых таинственных и глухих уголков, затерянных в глубинах карты Владимирской области. Место это давно наводит жуть не только на картографов, но и на весь остальной род людской, сковывая ледяным ужасом одно только упоминание болотистой долины речки с не сулящим ничего обнадеживающего названием СУДОГДА. Дело в том, что местность эта с давних пор изобилует упырями и отъявленными филифьонками всех сортов и мастей. Наводя ужас на рядовых обывателей, предпочитающих домашнее кресло и сухие штанишки, место это с другой стороны представляет собой бесценный клад для ищущего естествоиспытателя-натуралиста.

Готовясь к предстоящему походу, я решил тщательнейшим образом проштудировать ещё раз классиков жанра и неделю не выходил из-за письменного стола, обложившись тяжёлыми фолиантами и ветхими манускриптами. Особого внимания заслуживают труды профессора Рэймонда Смаллиана, впервые рассмотревшего этнические особенности с теоретико-множественных позиций, применяя методы математической логики в непростом деле выявления упырей и выведении их на чистую воду. А дело это весьма непростое, ведь упыри, в отличие от нормальных людей, всегда лгут. К примеру, задав вопрос - "Вы упырь?", (что я по неопытности сделал, повстречав на реке первого же рыбака) и услышав отрицание в ответ рано успокаиваться. Нормальный человек ответил бы "нет", но ведь упырь в силу того, что он всегда лжёт, ответил бы точно также! Кровь застыла у меня в жилах, и я неистово прогрёб добрых пару километров извилин по бортовому курвиметру, понукая веслом и добрым словом и без того измождённый экипаж. Хорошо, что человечество изобрело "Яйцо под майонезом" - отличное подкрепление сил и самообладания. На счастье, у первого матроса в трюме оказался немалый запас составных частей этого контрабандного блюда. Хорошо, размышлял я, надо всего лишь правильно формулировать вопрос соотносясь к тому, истинность чего была бы очевидна и явствовало бы, правду говорит собеседник или врёт, будучи, соответственно, человеком или упырём. Я некоторое время практиковал спрашивание - "Клюёт?" - и о, ужас, ответы явно показывали, что дела тут далеко не в порядке. Кто-то мрачно отвечал утвердительно, хотя по всему чувствовалось обратное, кто-то весело говорил - "нет", хотя поплавок и тот уже съели. Увидев издалека, как один поймал рыбку с мизинчик, я спросил, мелкая ли ловится рыба, он ответил что крупная. Итак, все без исключения рыбаки оказались коварными упырями! Ещё бы, я сразу заподозрил неладное. Откуда в такой безлюдной и мрачной местности, отгороженной от всего человечества гнилыми топями и непроходимыми чащами, взяться каким-то и в ус не дующим рыбакам, да ещё такого недвусмысленного внешнего вида! Ведь надо быть по меньшей мере сбрендившим, чтобы .... И тут только до меня дошло важнейшее предостережение профессора. Дело в том, что часть населения долины упырей составляют сошедшие с ума. Причём встречаются сбрендившие как обычные люди, так и упыри. Вот тут-то и начинается настоящая путаница. Ведь сошедшие с ума имеют суждения обо всём совершенно обратные. Так, умалишённый человек в ответах на вопросы всегда оказывается лжецом. Точно так же, как и упырь в здравом уме. Только упырь в отличие от человека врёт намеренно. Спятивший человек остаётся искренен, хотя и говорит всё наоборот в силу своего с ума схождения, а не из вредности. Сбрендивший упырь, оставаясь упырём по натуре, продолжает намеренно врать, оказывается истинным ответчиком, так как, перевирая изначально ошибочные собственные суждения, оказывается при этом правдословом (минус на минус даёт плюс). Так что отличить нормального человека от сошедшего с ума упыря становится совсем непросто. Тут я просто вспотел от интенсивных мозговых усилий и макнул пару раз голову за борт. Но это было ещё впереди, мы забегаем вперёд.

Итак, настал день отъезда. Точнее говоря, НОЧЬ отъезда. По древнему доброму обычаю, в таинственный и загадочный далёкий маршрут надлежит выдвигаться на ночь глядя. Нелегко было уговорить возницу отправляться в такой путь и ещё в такое время. Только щедрая мзда да дух наш молодецкий помогли. Темна и пустынна была сгущающаяся ночь над площадью трёх вокзалов. Лишь один маленький огонёк теплился в окошечке одинокого ларька, где мы для бодрости закупались бутылями крепкого "Сбитня" - пойла, как говорят, способного уложить стоящих и поднять лежащих. Нам же пришлось исследовать его эффект на сидящих. Оказалось, сидящих он превращает в сидящих же, и мы оказались в тавтологической петле действия сего напитка. (Позже я узнал, что сбитень приготовляется владельцами ларьков смешиванием в равной пропорции прокисшего кваса и просроченного портвейна класса "777").

Едва брезжил рассвет, когда мы выгрузились со своим нехитрым скарбом на обочину узкой дорожки старого серого асфальта, давно не испытывавшего тепла человеческих подошв и велосипедных шин. Ни дуновения ветерка, ни тебе птичьей трели - лишь молчаливые ольхи да осины без следа зелёненьких листочков вкривь и вкось торчали из торфяных берегов тёмноводной дремлющей реки. Настоящий край долины упырей, как он мне и представлялся, сидючи долгими вечерами среди древних книг в своём рабочем кабинете! Чтобы хоть немного согреться и приободриться, стали разжигать прямо тут же на пустом месте костерок. Вскоре занялись весёлые язычки пламени. Каждый их подкармливал, кто чем мог - кто веточек натащил, кто палочек, кто сухой прошлогодней травы, а кто кроссовок товарища - всё пошло в дело. Вскоре, уже на берегу собрав свои лодочки, увязав мешочки и набив пузики тёплой овсяной кашкой, мы взяли вёсла и оттолкнулись от бренных берегов.

Увлекательное и интересное это дело - заплывать всё глубже и глубже в клубок речных петель и водных потоков. Уноситься вместе с тёмными водами всё дальше и дальше в мрачные заводи милых сердцу торфяных болот. Но вскоре движительное действие манной каши стало сходить на нет, и скорость лодок заметно упала. И вот Адмирал узрел уютный сухой сосновый берег для стоянки и бодро выскочил на сушу. Надо сказать, что некоторые упыри на зиму залегают в спячку (в связи с понижением интенсивности туризма), причём самые хитрые зарываются в землю у кострища наиболее живописной стоянки (причём, как показывает многолетняя практика - парочками). Неопытные группы радостно разводят костёр... и вскоре становятся лёгкой добычей ими же разбуженных упырей.

Одной из многочисленных добровольно возложенных на себя обязанностей Адмирала, являющегося по совместительству самым Неустрашимым Уничтожителем упырей, - быстрее всех отыскать такое место и не мешкая пригвоздить их навеки, вколачивая в точно выверенные точки осиновые колы (в меткости с ним вправе мог тягаться лишь Господин Картограф - хранитель и переноситель движущей формы Традиции и самого большого Рюкзака).

Мы развели костёр, дежурным наконец удалось приготовить обед и все немного расслабились. Тёплое солнышко и питательный суп убаюкивающею навевали дремоту и лень, решено было оставаться здесь и на ночёвку. Однако недопустимо терять бдительность в экспедиции, даже на привале. Как позже выяснилось, нас угораздило остановиться в непосредственной близости от заброшенного пионерского лагеря! Как давным-давно покинутый звездолёт, одиноко летящий в чужеродной галактике, населенный лишь духом рассказанных на ночь страшных историй да призраками грозных вожатых. Надо ли говорить, насколько опасно место такое, имеющее сильнейшие вырожденные особенности третьего порядка возмущений астрального плана, способные транслировать вокруг мощные фантомные эффекты. Сгусток оторвавшихся и потерявшихся в информационном пространстве смыслов образовал мощный центр притяжения давних воспоминаний, так что память мурашками будоражит, и всплывающие из глубин давние воспоминания буквально с головой захлёстывают...

Долго сидели мы у ночного костра, окатываемые тёплыми волнами пионерского прошлого, пока петухи не прокричали.

Одной из целей экспедиции было подтвердить или опровергнуть древние слухи о том, что потомок древнего румынского рода граф Дракула ускользнул таки от справедливой кары и подался на восток, осев в глубинке Владимирской области под фамилией графа Храповицкого, стал предводителем местных неорганизованных упырей и построил свой новый замок - оплот мрачных сил.

Личный состав наш давно и серьёзно готовил себя к противостоянию всякой нечисти. В зимнее время отрабатывались стратегии захвата и сдачи замка Дракулы (на выстраиваемой модели из снега почти в натуральную величину). Летом тренировались откапывать недействующие и закапывать действующие коммуникации на натуре Соловецких островов.

Был с нами представитель древнего клана, на протяжении многих веков оказывающего противостояние Дракуле. Сей доблестный рыцарь был экипирован телескопически раздвигающимся 6-ти метровым осиновым колом повышенной гибкости и облачён в щегольски лёгкий термокомплект. Не счесть, сколько раз он вставал на охрану нашего мирного отдыха, отправляясь в одиночку тихо, без излишнего пафоса нести дозор в ранние предрассветные часы, когда даже утренние дежурные ещё сладко посапывают в спальных мешочках.

По ночам же (когда "не клевало") сей воин света активно действовал в согласии со своими твёрдыми убеждениями, что лишь хорошая громкая песня да крепкая выпивка способны удержать упырей на почтенном расстоянии. Впрочем, ваш покорный слуга ему в этом старательно помогал, оберегая таким образом спокойный сон наших усталых товарищей.

Наконец мы доплыли до места исследования - древнего поселения, вблизи которого надо было искать следы графа. Приметы во все времена были одни и те же - массовое выращивание местными жителями чеснока и наличие мрачного замка на отшибе. Мы пошли на разведку - и о, ужас! Обе верные приметы были налицо. Оставалось подобраться к замку незамеченными, окружить и взять штурмом.

Но мы опоздали - графа кто-то уже накрыл в его логове. Кто и когда неизвестно, видимо, уже давно. Осада по всей вероятности была серьёзная, артиллерия била в упор, и т.д. Всё было кончено, крепость стояла пустая и изрядно порушенная. Впрочем, останков самого графа найти не удалось. Говорят, он ускользнул через запутанную систему прудов с дырками в другое пространство. Представьте себе сюрреалистическое зрелище - цепочка живописных усадебных прудиков, в каждом посреди водной глади дырка диаметром в несколько метров, и тишина... А в дырках тех ни дна, ни покрышки. Такие, я вам скажу, дела.

Что ж, экспедиция экспедицией, а дело к ужину. Пора возвращаться в лагерь. "Как пойдём, по азимуту, или срежем напрямик?" - бодро спросил Паша. Тут группа наша заметно повеселела, благо внедрённая идея "срезать напрямик" звучала заметно привлекательней неспортивного возвращения по уже известной длинной и извилистой дороге. Даже образ нашей стоянки, оставшейся где-то далеко за лесами-буераками сразу мысленно передвинулся до "где-то вот за этим лесочком". И мы уверенно зашагали по какой-то вкривь уходящей склизкой глинистой колее, оставив в стороне сухую асфальтовую дорогу и обжитую местность...

Некоторое время ничто не нарушало спокойное течение пешей прогулки, мимо проплывали покрытые засохшим бурьяном и кизяком пустыри, вдаль тянулись неприглядного вида заброшенные коровники. Колея окончательно свернула, оставив нас перед большой лужей и редким берёзовым перелеском. Что ж, лужа так лужа, одной-то лужи испугаться! Сразу за деревьями виднелся просвет - очевидно, берег реки, а там и стоянка в двух шагах. И все зачавкали как зайцы по кочкам - почва оказалась состоящей на 90% из воды, а на 10% из промокшего мха. На выходе из перелеска, с холма, открылась широкая панорама перепаханных полей, пересекаемых во всех направлениях канавами со стоячей водой, где-то далеко даже виднелась дорога, по которой недолго что-то даже ехало. На горизонте серые глинистые холмы в сером тумане плавно переходили в серые облака. Странно, но подсознательно чувствовалось, что чего-то в этом дивном пейзаже всё-таки не хватает. Вскоре удалось сообразить, что визуальный диссонанс вызывает полное отсутствие малейшего намёка на возможно протекающую в этой местности реку.

К сожалению, детальное описание нашего возвращения в лагерь в тот вечер требует отдельного длительного повествования, место было настолько заколдованное, что чем дальше мы "срезали", тем более неожиданные виды открывались. Путь наш пролегал даже через тайный космодром пришельцев, окружённый немыслимыми буграми и ямами одновременно. Всё это мы тоже форсировали, прошли сквозь очередной фальшивый перелесок и оказались в таком чистом поле, где уже совсем никаких лесочков не осталось, кроме самого-самого последнего. На него-то и пришлось тут же возложить последние надежды. Между нами была уже не просто большая лужа или обыденная канава с водой, а какое то глобальное затопление. Так что пришлось даже обладателям резиновых сапог их снимать и, высоко держа над головой, чтоб не намочить, отправляться вброд.

Как ни удивительно, преодолев водную преграду, мы оказались в настоящем лесу с приятно твёрдой и сухой почвой. Даже имелась грунтовая автомобильная колея, по которой мы бодро зашагали. Смеркалось. Сырой холодный туман на глазах поднимался из низин. В самой мутной и тёмной низине перед нами открылась жуткая картина: стая одичавших упырей поймала незадачливого горе автолюбителя, и, раскачивая со всех сторон его вместе с автомобилем, предвкушала скорый ужин. Забившийся глубоко в водительское кресло автолюбитель отчаянно газовал из последних сил. Но изголодавшиеся упыри, пыхтя от натуги, молча вдавливали её всеми четырьмя неистово вращающимися колёсами поглубже в склизкую глину.

Мы с громким улюлюканьем бросились на помощь - упыри на мгновение ослабили хватку, машина вырвалась из цепких лап и тут же уехала. Упыри моментально сгинули. И тут мы увидели, что ещё раньше нас на месте происшествия оказались - наши так горячо искомые товарищи! Видимо, они тоже заспешили на помощь, услышав наш воинственный клич. А так как лагерь уже действительно оказался буквально за деревьями, прибежали раньше нас. Мы им скромно рассказали, как спасли автолюбителя. Они же нам ответили, что на самом деле это автолюбитель нас спас, так как иначе мы бы по этой дороге прямо-прямо так и срезали бы до утра, вместо того, чтобы пройти метров пятьдесят перпендикулярно и сразу выйти на стоянку. Мы только посмеялись в ответ - может кто другой и промахнул бы мимо, но только не мы, опытные ориентировщики.


P.S. Специально по просьбам вдумчивых читателей (любителей умственной разминки) привожу вам несколько логических задачек из походной жизни.

Задача Первая. Как-то мы догнали на реке байдарку, экипажем которой являлась семейная пара. Тут надо упомянуть, что по понятной причине семейные пары состоят либо из обычных людей, либо из упырей. Я завязал разговор о том, о сём. В ходе непринуждённой беседы супругами было высказано по очереди две фразы: "Мой муж - упырь", и "Моя жена сбрендила". Этой информации мне хватило, чтобы определить принадлежность и состояние психики обоих супругов. А вы сможете сказать, кто эти супруги?

Вторая задача посложнее, ибо требует исчисления операций логического сложения и умножения высказываний: Ещё одна пара, плывя по течению задом наперёд в самом конце и жуя печение: "Я упырь, и мы дежурные на обед!" - сказал он. "Или я не в своём уме, или мы дежурим послезавтра!" - сказала она. Что вы можете сказать по поводу этой пары?

Третья задача ещё сложнее, ибо в байдарке сидело уже трое, притом накрытых полиэтиленом, так что нельзя было визуально определить не только семейное положение, но даже кто из говорящих мужчина, а кто женщина. Мы ненароком услышали часть беседы, в ходе которой каждый сделал по одному высказыванию, вот они: - "Все мужики - упыри!" - "Все бабы - люди!" - "Вы все сбрендившие упыри, а я нормальный человек!" Что вы можете сказать об этой троице?



о символике флага...