19.1121.11

О флагеРОЖДЕСТВЕНКА

ГЛАВНАЯ ТРУДОВИЧОК МАСЛЯНИЦА МАСЛЯНИЦА СОЛОВКИ ОТСЕБЯТИНА ХОРОВОД ПОСИДЕЛКИ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ

Отсебятина

Зарисовки и размышления Зарисовки и размышления

Рождественские
сборники:

2011 2010 2009 2006 2005 2004 2003 2001

Масляничные
сборники:

2002 2000 1999 1997


Дурслёт


Рождественский сборник-2010

Вспомнилось

Надежда Демидова

Вдруг подсчиталось, что без Бакшевского мы провели уже 13 Маслениц, т.е. больше половины всех проведённых вообще... Что Мише в этом году исполнилось бы 50, а Масленица – 25-я. Что не знает его в жизни, не застала примерно половина современной «Рождественки». Вот такая интересная статистика.

У каждого есть что-то из своих воспоминаний, с ним связанное. Какие-то мелочи, переживания, и не важные будто, но оставляющие тёплый след внутри.

...Поленово, конец апреля 1992 года, на Пасху. Мы сравнительно недавно на «Рождественке», и Оля нас по именам не различает. Миша объясняет, что я – серая, а Лена – коричневая (по цвету курток). Когда я справедливо возмущаюсь, извинятся: «Ну, побей меня!». Ага, побьёшь такого! Приходится простить.

Заболевающей Лене холодно, и ребята чего только на неё не надевают. Бакшевский делает свой фирменный массаж: ладонями так растирает руки и спину, что становится горячо, как после горчичников.

Перед сном накрывает нас курткой, чтобы не замёрзли, но всё равно ночью холодно. Утром чувствую: кто-то меня укутывает. Открываю глаза – опять Миша! Попросил перебинтовать руку, показал с крыльца восход солнца и, пока ребята ещё спали, учил нас рубить дрова.

...Майские праздники-1992 в Розовой караулке. С вещами, уставшие, заплутали в поисках нашего жилья в Екатерининском парке. Поняли, что это – оно, оказавшись от него по ту сторону канала и упершись в высокий забор, но тут-то силы нас и покинули. Оставив вещи и Лену надеяться на лучшее, ушла налегке за подмогой. «А где половинка?» – стыдно сказать, по прямой – метрах в двадцати, на противоположном берегу канавы... Кто пошёл нас спасать? Миша и Саша.

На дальнем конце стола, у стены – коряжка, оставшаяся с ноябрьских праздников и напоминающая какое-то живое существо, о чём мы с Мишей сразу находим общий язык. Имя этому домовёнку, правда, придумать не удаётся, но про подсвечник из сучка мы решаем, что он точно похож на Дракошу.

Вечером едем гулять по Питеру. Миша закрывает дверь на ключ, ключ заворачивает в грязную тряпочку, тряпочку кладёт на землю у стены караулки, сверху накрывает её кружкой, кружку засыпает прошлогодними листьями... Зато до ключа теперь не то что враг, друг не доберётся! А для особенно настойчивых его можно иногда то кружкой не накрыть, то вместо тряпочки в фантик завернуть...

После работ на Талицком водоводе идём пешком в Павловск – ведёт Бакшевский. Размашистой походкой, впереди всех – чтобы не отстать, девчонкам приходится за ним почти бежать. И всё равно вместо обещанных 45 минут добираемся полтора часа, перелезаем через забор, после этого в нескольких метрах от себя находим открытый вход – всё как обычно. Миша в парке в первый раз, и первые постройки, нам встретившиеся, – «совковые» грубые, грязные кафе и киоски, без зазрения совести расположившиеся на прекрасной полянке. Бакшевского всего передёргивает, и потом никакие красивые виды не могут исправить этого впечатления. Так Павловск ему и не понравился.

Заметили у Бакшевского нехорошую привычку: покупать билеты на электричку за тех, кто их не берёт. Например, за нас. Приходится отдавать деньги или покупать билеты самим. Очень неудобно!


...А ещё – Собачий вальс в паре с маленькой игрушечной собачкой в Доме-музее Марины Цветаевой под Новый 1994-й год; многочисленные поездки на поиски масленичных мест, редко оканчивающиеся успехом; неизменные спутники Бакшевского в реставрационных работах – «Башкосек» и здоровая тяжеленная кувалда, которой Миша мог пробить «новодел» любой толщины и прочности, а потом легко и непринуждённо гулять с ней по Москве...

Как ему удавалось совершенно незаметно для нас практически одному организовывать, согласовывать, договариваться о тёплых ночёвках (причём иногда – за работу) на Масленицу – нам не понять! Все дружественные реставрационные отряды и многочисленные фольклорщики считали своим долгом у него на Масленице быть.


Нельзя, наверное, не сказать про Бакшевскую Нину Михайловну, «тётушку», ставшую для Миши мамой. Многие из нас увидели её, только когда пришли с ним проститься. Оказалось достаточно мимолётного впечатления, чтобы понять, что это очень светлый, добрый человек и Мише было с ней хорошо. Помню свою мысль: жалко, что я её не знаю, не могу подойти, поддержать. Потом кто-то из наших привёл меня к Нине Михайловне в гости, ещё в ту квартиру, где они с Мишей жили. Она, говорит, всем рада будет. Так и вышло.

Очень любит классическую музыку, называет себя меломаном. В музыке находит утешение от всех жизненных неурядиц. В свои 88 лет читает и перечитывает книги, делая закладки на показавшихся важными мыслях. Рассказывает о прочитанном и иногда о себе так, что хочется и самой прочитать, и не забыть услышанное. От кого фамилия Бакшевские, по семейному преданию, пошла; как молодая на лыжах с горы катилась, не зная, куда попадёт и доберётся ли потом до дома; как Миша, когда чему радовался, кружил её на руках по комнате. Любит сладкое. Про Женю Морозова говорит, что Мише он как брат был. И до сих пор Женя ей поддержка и опора. И звонит, и заезжает, когда может. Мы тоже стараемся наведываться, но, к сожалению, не так часто, как хотелось бы.

Нина Михайловна, мы знаем, что нам у Вас всегда будет и тепло, и уютно, и интересно, что Вы нам рады. Мы Вас любим!



о символике флага...